Боевое братство


на фото Султан Сосналиев с Владимиром Аршба

Это было 15 августа 1992 года, когда на связь со мной вышел некто "Двенадцатый" и стал спрашивать об обстановке в г. Сухум. Ничего не зная о нем, я расценил это как провокацию. в тревожной военной обстановке особенно насторожил удивительно спокойный тон. Пройдет время, прежде чем я узнаю, что спокойствие, уверенность, строгость и одновременно уникальная способность сопереживать - характерные черты человека, который станет моим старшим другом. Через десять дней, 25 августа, мы впервые встретились в штабе в Гудауте. Я уже знал, что "Двенадцатым" был полковник Сосналиев, который прорвался через вражеские кордоны и встал в строй рядом с нами в наш тяжелый час.


Только познакомились, как я почувствовал: на душе стало легче. Такое случается, когда рядом оказывается друг, товарищ, брат, готовый разделить с тобой твою беду. Мне, командующему силами сопротивления, особенно повезло, что в его лице рядом оказался кадровый военный, полковник авиации, выпускник Военной академии им. Г. К. Жукова. Здесь же был и другой блестящий военный специалист, полковник Сергей Платонович Дбар. Вместе мы могли уже говорить на профессиональном (военном) языке, разрабатывать планы военных операций и одновременно создавать армию, которая впоследствии удивит своей организованностью и храбростью весь мир.

Первой нашей значительной победой стало освобождение Гагры и выход к государственной границе на реке Псоу. При составлении плана этой операции С. А. Сосналиев, как начальник генерального штаба, явил не только выдающиеся военные и организаторские способности, но и знание психологии людей разных национальностей, идущих в наступление. В условиях, когда отряды добровольцев формировались по национальному признаку, это имело большое значение.

На войне не обойтись без неудач. Трагедия состоит в том, что они связаны с людскими потерями. После провала той или иной военной операции Султан уходил в себя, не желая разделять ни с кем вину за случившееся. А в случае успеха, предпочитал смотреть на радующихся людей со стороны и, кажется, испытывал от этого не меньшее удовлетворение.

А как он оберегал нас всех от опасности! Помню, как однажды, буквально стал в дверях и не пустил меня на фронт.
- Не следует тебе делать опрометчивых шагов. От твоих обдуманных действий здесь, в штабе, зависит жизнь многих людей там, на передовой, - сказал мне тогда Султан.

И, наверное, это был единственный случай, когда он принудил кого-то следовать правилу, которое часто сам нарушал.
Будучи уже министром обороны, я получил ранение - пришлось уехать на лечение. Исполняющим обязанности министра назначили С. А. Сосналиева. Были предложения утвердить его в должности, но он так и оставался и.о. Не хотел, видимо, обидеть меня. Так было, пока я вернулся, но на костылях, и не подал Главнокомандующему рапорт об отставке. И так - во всем. Никогда, ни при каких условиях Султан не изменял себе, оставаясь рыцарем без страха и упрека.

Я благодарю судьбу за встречу и дружбу с великим адыгом, без которого трудно было бы представить будущее нашей с ним общей родины - Апсны.

Владимир Аршба,
генерал-майор, Герой Абхазии