Category: армия

23 апреля исполняется 75 лет со дня рождения Султана Сосналиева



23 апреля исолнилось бы 75 лет Султану Сосналиеву. Это человек, о котором можно говорить вечно, но все равно будет недостаточно. Сам Султан говорил мало, но в предверии этой даты хочу поделиться с публикой рядом публикаций о нем. Начну с краткой биографии.

Read more...Collapse )

7 февраля исполнилось бы 55 лет Муаеду Шорову



7 февраля - день рождения Героя Абхазии Муаеда Шорова. Муаед был в числе добровольцев, отправившихся защищать Абхазию во время Отечетвенной войны 1992-93 г.г. Сегодня ему исполнилось бы 55 лет. Я не смогу лучше написать о Муаеде, чем это сделала Лили Хагба - автор книги "Их души тают над горами". Поэтому предлагаю вашему вниманию очерк "Мечта наших детей сбылась".

Read more...Collapse )

Черкесский флаг - знамя победы Абхазии

sovmin

Шора АНЗОРОВ,

абхазский доброволец

Кабардинский народ многое сделал для победы Абхазии в войне 1992-1993 гг. Но не все знают, что победную точку в грузино-абхазской войне поставили именно кабардинцы. Еще меньше людей знают подробности этого события.

Как спасся «белый лис»

Осознав безнадежность ситуации в конце войны, глава Грузии Э.Шеварднадзе обратился к высшему руководству России с просьбой о личном спасении.
Бросив все свое окружение, охрану, войска, гражданское грузинское население на произвол судьбы, Шеварднадзе бежал из пылающего Сухума. Он улетел на российском вертолете МИ-8 под прикрытием двух ударных МИ-24 и высадился на флагманский корабль командующего Черноморским флотом адмирала Э.Балтина. Затем Шеварднадзе был эвакуирован в г. Поти.
Как впоследствии вспоминал сам Э.Балтин, приказ о спасении Шеварднадзе он получил от министра обороны П.Грачева, которому в свою очередь дал указание Б.Ельцин. По воспоминаниям нашего земляка - министра обороны Абхазии генерала Султана Сосналиева, он понимал, что под видом гуманитарной операции идет спасение «белого лиса» (так прозвали Шеварднадзе за его хитрость еще в советские времена). Но Сосналиев не помешал этому, так как важнее было, не отвлекаясь на одного, пусть даже важного человека, быстрее завершить войну, изгнать оккупантов и тем самым прекратить кровопролитие.


Были слухи, будто Шеварднадзе погиб

Несмотря на бегство Шеварднадзе, грузинские войска ожесточенно сопротивлялись, пытаясь, если не остановить, то хотя бы сбить наступательный пыл абхазов и северокавказцев.
Во избежание паники от солдат и офицеров Вооруженных Сил Грузии было скрыто, что главнокомандующий бежал. Среди военнослужащих был распространен слух, будто Шеварднадзе погиб вместе со своими бойцами в ходе боевых действий.


Соотношение сил в битве за Сухум

Даже по современным меркам в битве за Сухум с обеих сторон были задействованы большие силы. С грузинской - несколько сотен единиц бронетехники, артиллерийских стволов (в т.ч. РСЗО «Град»), 12-тысячный двухармейский корпус, отряды полиции, вооруженные формирования «Мхедриони» под командованием Дж. Иоселиани, отряды местного грузинского населения, формирования украинских наемников из организаций УНА-УНСО общей численностью около 16 тысяч человек, штурмовики СУ-25, вертолеты МИ-24 и МИ-8.
С абхазской стороны в наступлении вместе с северокавказскими добровольцами принимали участие около шести тысяч человек. На вооружении было несколько десятков единиц бронетехники и артиллерии, легкие штурмовики Л-39 и вертолеты огневой поддержки МИ-8.


Ложный сигнал

27 сентября 1993 г., Сухум.
В тот день кабардинская разведывательно-штурмовая группа под командованием Муаеда Шорова штурмом освободила здание Правительства (Совмин) Абхазии.
Случилось это так. Утром, во время одного из затиший, отряд получил по рации указание: «Семьдесят седьмой (позывная кабардинской разведгруппы), идите к Совмину. Он уже взят». Осталось так и невыясненным, кто дал этот ложный сигнал.
По воспоминаниям добровольцев, все были расстроены, что им не удалось участвовать в этом событии, так как для них это был еще и вопрос этнического престижа. Огорченные и одновременно обрадованные уже свершившимся фактом, кабардинцы пошли к Совмину по улице, примыкающей к зданию Правительства с правой стороны.
Имея богатый боевой опыт, Муаед Шоров приказал не расслабляться и разделил группу на две части, и они шли, прикрывая друг друга. Кабардинских добровольцев насторожили наступившая тишина, отсутствие людей и каких-либо следов штурма у Совмина. Как только разведгруппа оказалась рядом со зданием прокуратуры и до Совмина оставалось метров 200-300, по ней был открыт шквальный огонь с верхних этажей центральной «высотки» и окон второго этажа правого крыла здания.


Над Совмином развевался грузинский флаг

Кабардинские добровольцы бросились врассыпную: кто во двор частного домика, основная часть – в прокуратуру. Решив, что их приняли за подразделения противника, кабардинцы стали размахивать абхазским флагом и кричать «апсуа» («абхаз»).
В дежурной комнате прокуратуры на столе лежала дымящаяся сигарета и висела, раскачиваясь, телефонная трубка. Кто-то из кабардинцев подхватил ее и поднес к уху. Из трубки то по-русски с акцентом, то по-грузински громко спрашивали: «Где они?»
Тем временем к стрельбе из Совмина подключился БРДМ-2, до этого затаившийся в конце площадки перед входом в здание. Он, маневрируя, вел огонь по кабардинцам из КПВТ и ПКТ. Сомнения отпали: в здании – враг. Над Совмином развевался грузинский государственный флаг.
Разведчики стали быстро готовиться к штурму. Многие радовались, что правительственный комплекс будут освобождать именно они – кабардинские добровольцы. Штурм Совмина начался около 10.00 утра со стороны правого крыла здания.
Впоследствии выяснилось, что кругом были подразделения абхазской армии и несколько отрядов добровольцев из других республик. Но лишь батальон имени маршала Баграмяна дал хоть какую-то огневую поддержку кабардинцам с расстояния 800-900 метров.
На сам штурм пошли лишь 27 кабардинцев из разведгруппы. Их поддержали комбат Вартан (командир армянского батальона) и абхаз по фамилии Ардзинба.


Отравленная пуля снайпера

Оборону здания осуществляли члены оккупационного Правительства во главе с Жиули Шартавой (второй человек в Грузии после Шеварднадзе). В их распоряжении находились спецназовцы из охраны бежавшего главы Грузии и украинские наемники общей численностью 150-160 человек.
Кабардинские добровольцы, умело сочетая огонь из автоматов, пулеметов и подствольных гранатометов, вплотную подошли с правой стороны к зданию и стали закидывать в окна ручные гранаты. Противник переместился в центральную «высотку» и левое крыло здания.
Артур Кармоков выбежал на открытое место и точным выстрелом из РПГ-7 подбил БРДМ, но тут же был сражен пулей снайпера. Впоследствии выяснилось, что пуля была отравлена.
Полчаса шел бой за то, чтобы вынести Артура из-под огня. На найденном стареньком «Москвиче» Башир Хамуков и Султан Алакаев отвезли Кармокова в санчасть. Штурм приостановился, шла перегруппировка отряда. По рации получили сообщение, что Артура спасти не удалось.


Здание Правительства запылало

Командир разведгруппы Муаед Шоров приказал добровольцам: «Здание больше не жалеть». До этого во избежание крупных повреждений Совмина кабардинцы применяли только стрелковое оружие и гранаты.
Бой возобновился с удвоенной силой. В ход пошли реактивные пехотные огнеметы «Шмель». Здание Правительства запылало. Несколько выстрелов по Совмину произвел абхазский танк, который затем ушел, видимо, потому что закончились снаряды.
Снайпер Хасанби Бляшев и пулеметчик Аслан Беков били по пулеметам и снайперам противника. Остальные стреляли из автоматов, гранатометов «Муха», огнеметов «Шмель» и теснили противника в сторону левого крыла здания. По ослабевающей интенсивности огня из Совмина было ясно, что обороняющиеся несут большие потери.


Белое полотенце

Около 14.00 в одном из окон второго этажа левого крыла здания было выброшено белое полотенце. Огонь с обеих сторон стих.
С белым полотенцем в поднятой руке из здания вышел грузинский спецназовец без оружия, но в форме. Ему навстречу, тоже без оружия, вышли Муаед Шоров и Анатолий Шихалиев.
Парламентер передал предложение Шартавы: дать им коридор, и они тут же покинут город. Шоров ответил, что если через 15 минут оставшиеся в живых не сдадутся, штурм возобновится и те будут уничтожены. В случае сдачи в плен обороняющимся в Совмине были обещаны полагающиеся военнопленным права. Минут через 15-20 из дверей вышел тот же человек и сообщил, что Шартава сдастся только кабардинцам. Шоров и Шихалиев засмеялись и ответили, что Совмин штурмуют именно кабардинцы.
Прикрывая друг друга, добровольцы вошли в здание вместе с парламентером и поднялись на второй этаж левого крыла Совмина. В одной из комнат находилось около 26 человек – члены Правительства и спецназовцы. Они стали складывать на пол оружие и амуницию.
Украинских наемников кабардинцы не выпустили с горящих этажей, так как на них правила обращения с пленными не распространялись ввиду того, что они во всем мире считаются вне закона.


"Шартава, Вы арестованы!"

Выяснив, кто среди сдающихся Шартава, Шоров объявил ему: «Шартава, Вы арестованы!» Шартава сдал оружие и удостоверение. Он достал блокнот и записал, кто их арестовал и что арест призведен в соответствии с правилами обращения с пленными.
Один из грузинских спецназовцев, приставив к своей голове ствол автомата, хотел покончить с собой. Кабардинцы уговорили его не делать этого, так как война заканчивается, а жить дальше надо. Ему предложили оставить при себе оружие как достойному противнику, если тот даст слово мужчины не применять его против них. Мераб - так звали грузина - согласился.
Никто из находившихся в здании Совмина не хотел верить, что Шеварднадзе, бросив их, бежал.
Когда стали выводить пленных из помещения, Шихалиев спросил Шартаву, почему тот согласился сдаться только кабардинцам? Глава оккупационного Правительства ответил, что они решили сложить оружие лишь перед самым достойным противником.
На вопрос, почему они не ушли из Совмина раньше, ответил Мераб: «Нам по рации передали, чтобы мы держались. Сообщили, что к нам прорывается танковый полк, что якобы в Новом Афоне уже высажен морской десант, а с Украины летят самолеты с десантниками. Поэтому мы держались. А когда поняли, что нас обманывают, было уже поздно уходить».


Кабардинцы защитили пленных

Кабардинцы вывели пленных на площадь и сразу же оказались в большой толпе из подразделений абхазской армии и других добровольческих отрядов, которая стала вести себя агрессивно по отношению к сдавшимся. Тогда кабардинская разведгруппа окружила пленных кольцом и стала их защищать, стараясь никого к ним не подпускать (этот факт описан Е.Крутиковым, журналистом газеты «Известия»).
На видеозаписи штурма Совмина видно, как Казбек Мижаев, сдерживая разъяренных людей, кричит им: «Вы что делаете? Остановитесь!» Муаед Шоров резко отталкивает кого-то и кричит: «Где вы были «герои» раньше?»
Пленных посадили в подъехавший для их эвакуации «Рафик» и, передав соответствующим службам, отправили в тыл. Мераба отпустили со словами: «Если Богу будет угодно, ты выйдешь к своим». Грузинский спецназовец ответил: «Жаль, что кабардинцы были не на нашей стороне». Больше о его судьбе ничего неизвестно.
Взятие здания Совмина - лишь эпизод крупномасштабных боев за Сухум. В сухумском сражении грузинские войска потеряли более четырех тысяч человек убитыми, огромное количество боевой техники и боевых летательных аппаратов.
Остатки войск вместе с местным грузинским населением обратились в бегство. Через три дня территория Абхазии была освобождена.
Азамат Хагажеев и Аслан Абаев подняли над Совмином абхазский флаг с надписью, сделанной ручкой: «Кабардинская группа. 27.09.93». Вместе с ним был поднят черкесский (адыгский) флаг, простреленный и пробитый осколками.
Знамя победы – черкесский флаг сохранил доброволец Анзор Темирканов. Интересно, много ли в истории этносов, чей национальный флаг является символом победы в освободительной войне другого народа? Чем не предмет для гордости?
Знамя и по сей день хранится Союзом абхазских добровольцев КБР. Сохранены удостоверения главы Правительства Шартавы и грузинского мэра Сухума Гурама Габискирия, взятого в плен там же, в Совмине.

© Газета "Голос Кабарды", №2, июль 2011 г.

http://goloskabardy.ru