Category: общество

Камеры, установленные вокруг памятника Псэ Жыг, подключены к системе Безопасная республика


(фото Элины Караевой)

В апреле 2016 года памятник Псэ жыг, установленный в память об адыгах - жертвах Столетней войны, был осквернен неизвестными вандалами. Невозможность установления лиц, совершивших данное преступление, объяснялось отсутствием рядом с памятником камер видеонаблюдения. Я не буду утомлять вас разговорами о том, как разворачивались события. Лишь оставлю ссылки на статьи, чтобы не просвещенным был понятен ход событий:

Read more...Collapse )

7 февраля исполнилось бы 55 лет Муаеду Шорову



7 февраля - день рождения Героя Абхазии Муаеда Шорова. Муаед был в числе добровольцев, отправившихся защищать Абхазию во время Отечетвенной войны 1992-93 г.г. Сегодня ему исполнилось бы 55 лет. Я не смогу лучше написать о Муаеде, чем это сделала Лили Хагба - автор книги "Их души тают над горами". Поэтому предлагаю вашему вниманию очерк "Мечта наших детей сбылась".

Read more...Collapse )

Герои нашего времени: Залим и Аслан Тумовы

tumovПродолжаю цикл статей про интересных людей. Как вы, надеюсь, помните, до этого одна статья была посвящена одному человеку. На этот раз расскажу о двух. Речь идет о братьях, которые вместе занимаются одним и тем же делом – возрождают и приумножают традиции адыгов в области оружейного и ювелирного дела. Прошу любить и жаловать - Залим и Аслан Тумовы.
Read more...Collapse )

Адыгский и балкарский языки останутся обязательными для изучения в школах КБР

new2_view

Сегодня Парламент КБР принял новый закон "Об образовании". Текст закона не видел, но точно известно, что в нем есть пункт об обязательности изучения родных языков для их носителей в школах республики.

Read more...Collapse )

Роман "На берегах моей печали" - книга, которую должен прочитать каждый

getImage

Дорогие друзья, спешу с вами поделиться мнением об одной книге, которую закончил читать недавно. Речь идет о романе Магомеда Адзинова (на фото) «На берегах моей печали».

Read more...Collapse )

«Университет, вечно живи, дом наш родной…»

gpAl3BxMQd0

В Нальчике около недели стояла самая настоящая осенняя погода - хмурое небо, дождь, слякоть, лужи, холодный ветер. Как говорится, классика жанра. Во вторник солнце вернуло утраченные позиции и над столицей КБР снова засияло светило. 11-12 октября отмечали День основания КБГУ. Некоторые мероприятия должны были проходить на улице. Поэтому солнечная погода имела немаловажное значение. "Значит, сами Высшие сила хотят, чтобы день рождения университета прошел как по маслу" - подумал я, когда вчера утром, проснувшись, увидел закравшиеся в комнату лучи солнца.

Read more...Collapse )
Tags:

Технология строительства кабардинского турлучного строения

normal_Richhouse

Эфендиев Р.З.
КБГУ, г. Нальчик
История кабардинского жилища, если изучать материалы путешественников, начинается с давних времен. В то же время необходимо отметить, что исследований по данному вопросу очень мало, они остались только в записках иностранных путешественников или же в книгах старого издания. Это связано на наш взгляд не только с тем, что материалы применявшиеся в строительстве кабардинских жилищ того времени были не долговечные (турлучное строительство), но и с традициями и обычаями данного народа.
Интериано в XVI столетии отмечал, что черкесы не имеют ни одного поселения, укрепленного стенами. «Их дома сделаны из соломы, камыша и дерева, большим стыдом было бы для князя или дворянина построить себе крепость или дом с каменными стенами, потому что это показало бы боязнь и неспособность уберечься и защититься» [1].
Народы, у которых простота есть, так сказать, удел жизни, довольствуются и для своего жилища простыми строениями. Поэтому и жилища черкесов весьма просты, и для постройки их не требуется продолжительного времени и трудов, однако дома их не подвижные кибитки кочующего калмыка [2].
Из вышесказанных слов Интериано и Хан-Гирея, можно заметить, что в Черкессии в основном встречались турлучные строения. Такие строения получили столь широкое распространение, вероятнее всего, из-за давно установившихся традиций, а также по причине доступности строительного материала, возможности по­строить плетневый дом каждым крестьянином без лишних расхо­дов.
Рассмотрим технологию строительства турлучного дома кабардинцев. Для строительства турлучного дома, наиболее распространенного в Кабарде, необходимы были: колья (бжэгъу), прут (чы), для крыши: коньковой брус (тхыц1ак1уэ, бгыкъу), надстенные балки (шыкъуэтэн), потолочные плетни (унащхьэ чий). Они заготавливались самим строителем с помощью родственников или соседей (мэз щ1ыхьэху).
Турлучный дом строился без фундамента, поэтому, чтобы основа­ния кольев, всаживаемых в землю, долго не гнили, их заготавли­вали из наиболее прочных пород. Для кольев наилучшими счита­лись бук (тхуей), орешник (дей), дуб (жыгей), а прутья для плетения предпочитали из орешника и бука.
На строительство дома из двух комнат требовалось три-четыре воза лесоматериала. Заготовленный лес лежал не более трех-пяти дней. Так как плетение из сухих прутьев было трудным, его на вто­рой или третий день тщательно очищали от сучков и сортировали на две части: более крупные выделяли для укрепления плетня (бжьэпэтехуэ), а обычные прутья (чы зэдэк1уэ) для самого плет­ня. Одновременно готовили и колья (бжэгъулъэ): их уравнивали по длине и заостряли с одного конца на 15—20 см, придавая ему трех­гранную форму. В тот же день расчищали площадку под будущий дом, наме­чали его длину, ширину, выкапывали яму для угловых столбиков, число которых зависело от количества комнат в доме. Для одноком­натного дома их было 4, для двухкомнатного — 6 и т. д. Эти стол­бы, имевшие в верхней части развилку, служили опорой для крыши. Строители иногда обходились без таких столбов, но тогда обяза­тельно через каждые 3—4 кола ставили более мощный кол (пэлэсын, пэщ1эсэ). Строительство дома начиналось с подготовки основы для плете­ния. Для этого один из наиболее сильных мужчин всаживал в землю колья по ранее намеченной с помощью веревки линии, соблюдая при этом равномерность их расположения. Расстояние между кольями колебалось от 25 до 30 см. В местах, где намечались двери, устанавливали более толстые колья или специальные столбы.
Очищенные и перебранные прутья лежали тут же рядом, и сра­зу же начинали плетение. Оно производилось только в одном на­правлении—слева направо. Нередко один начинал плетение, а дру­гой доводил данный прут до конца. В других случаях один шел за другим, что значительно ускоряло работу. При этом соблюдался определенный порядок. Каждый новый прут закреплялся за сле­дующим колом, что обеспечивало равномерную высоту плетения. Когда высота плетения достигала пяди (1эбжьэ) — 25—30 см., проходили более толстыми прутьями для укрепления плетения. Так повторялось через каждую пядь, поэтому стена имела несколько четко выделявшихся линий, расположенных примерно на одинако­вом расстоянии одна от другой. Плетение заканчивалось такой же линией.
Высота фасадной и противоположной стены дома достигала 2 м. и более, а боковые стороны высоко выдавались вверх плетеным треугольником, образуя фронтоны. Подобрать колья одинаковой длины не всегда было возможно. В таких случаях на определенной высо­те стены в плетень рядом с верхним концом кола всаживали новый кол (бжэгъудэсэ). Одновременно плели перегородку, делившую дом на две комнаты. Обычно поверхность стены получалась ровной и довольно плотной. Большое внимание обращалось на гладкое и ровное оформление дверных и оконных проемов, около которых прутья или обрубались или оплетались кручеными прутьями (чы 1уэнт1а) вокруг кола или столба. Так получался плетеный остов дома (унэ блыпкъ, унэпкъ). Завершив возведение стен, приступали к устрой­ству крыши. Необходимый для нее материал тоже заготавливался заранее. Дело в том, что он, в отличие от стенового материала, должен был быть сухим и по возможности не тяжелым. Лучшей породой деревьев для конькового бруса, надстенных, продольных и потолочных балок считался чинар. Он легко обрабатывался и отличался прочностью.
Крышу возводили с помощью приглашенных односельчан на второй или третий день (унащхьэ1эт щ1ыхьэху). Сначала укрепляли два крепких высоких столба посредине боковых частей дома (шындэбзий). На эти жерди укладывали хворост, на который в свою очередь ровным слоем накладывали крупный камыш. Если крышу покрывали еще осокой или соломой, этот слой камыша не давал им осыпаться внутрь жилища. Для укреп­ления травы поперек крыши ровными рядами накладывали травяные жгуты, концы которых глубоко засовывали внутрь травы у края крыши. Кроме того, вдоль крыши клали тонкие брусья, привязывая их, к ней соломенными жгутами. Крыша кабардинского жилища была четырехскатной или двухскатной. Вокруг дома к ней приделывали навес, опиравшийся на несколько столбов, вбитых в землю или врубленных в де­ревянные лежни. Навес этот назывался тлегуц. Он представлял собой своеобразный карниз-террасу[3]. Как отмечает А. Миллер, в домах зажиточных людей он был очень развит. Если дом не имел ни фундамента, ни навеса, то вдоль его стен делали завалинку. Она предназначалась для утепления жилища, а также для того, чтобы после дождя вода не задерживалась у его стен. Завалинку использовали и для сидения. При постройке дома кабардинцы совершенно не применяли ни гвоздей, ни металлических скоб. Подобные дома не имели потолочного перекрытия. Потолком служила сама крыша (тэхъуанащхьэ). Жилища обмазывали несколько раз снаружи и внутри гли­ной, смешанной с соломой. В большинстве случаев их белили. Т. Лапинский писал, что стены адыгских домов «обмазаны глиною и выбелены снаружи и изнутри» [4].
Пол в доме был земляной. Делали его так: внутри жилища ровным слоем насыпали землю до определенной высоты, хоро­шо утрамбовывали ее; а затем обмазывали глиной, смешанной с навозом. Пол пе­риодически обмазывали свежей глиной и тщательно подметали несколько раз в день, обрызгивая при этом водой, чтобы не поднималась пыль [5].
Двери в адыгских домах были двустворчатые, невысокие — 1,5 — 1,6 м. Входя в комнату, нужно было нагибаться. Две­ри делали из цельной дубовой доски, обтесанной топором, они не имели железных петель. Двери вращались на деревянных пятках, вставлявшихся в отвер­стия, сделанные в пороге и верхней перекладине дверной ра­мы. Они не имели замков, запирались на ночь деревянными задвижками. Порог делали высоким. У адыгов он считался священным. Люди верили, что порог является «обителью духов родовой религии предков».
Жилище фактически не имело окон. В передней стене оставляли небольшое отверстие, которое на ночь затягивали пузырем, затыкали тряпками, пучком сена или закрывали ставнями. Как отмечает Н. Дубровин, отверстие в стене служило «более для наблюдения за тем, что делается на дворе, чем для освещения [6]. Свет проникал в комнату через дымарь и дверь, которая оставлялась открытой целый день.
Одновременно со строительством дома определялось место очага, над которым устраивался дымарь. Он внутри комнаты держался на чинаровых перекладинах четырехугольной формы, один конец кото­рых закреплялся в стене дома, а другой — на подставках-столбах. Внутрь дымаря вставлялись две перекладины, одним концом укреп­лявшиеся на стене дома, а другим лежавшие на потолочной бал­ке. На одной из них закреплялась очажная цепь (лъахъш). Эти перекладины использовались и для копчения сыра и мяса. Дымарь делали из прутиков, но иногда и из досок. Надочажный раструб дымаря обмазывался глиной внутри, а снаружи дымарь обмазывали снизу и верхнюю часть, выходившую за крышу.
В рамках данной статьи не возможно раскрыть всю сущность вопроса кабардинского турлучного строения, но ясно одно, если сравнить объемно-планировочное решение современных жилых домов региона, их отличает сложившиеся традиции. И изучению истоков этих национальных традиций необходимо продолжить.

Литература
Джорджио Интериано. Быт и страна зихов, именуемых черкесами., Нальчик,1974, С. 51.
Хан-Гирей. Записки о Черкессии., С. 233.
В.П. Кобычев. Современное адыгейское народное жилище. С.56.
Т. Лапинский. Горские народы Кавказа и их борьба против русских за свободу. СПб. 1863, С.33.
Джемс Станислав Белль. Указ. соч., С.30. (Архив АНИИ).
Н. Дубровин. Черкесы (адыге) С.5.

Умирают все, но не все действительно живут...

kinopoisk.ru-Braveheart-676307
«Умирают все, но не все действительно живут» - слова самого знаменитого сына Шотландии – Уильяма Уоллеса, слова, взятые из фильма «Храброе сердце». Нет, это не просто слова, а нечто большее. Это изречение, которое может сказать воистину свободный человек, каким был Уильям Уоллес, возложивший на алтарь любви к Родине свою жизнь. Сколько раз я смотрел этот фильм, и все время как будто в первый раз – эмоции бьют через край.

«Храброе сердце» - фильм о свободе, и в первую очередь, о свободе внутренней, духовной. Это кинолента, о которой можно сколько угодно говорить и все равно будет мало… Мало, потому  что нет слов ни в одном языке мира, чтобы полностью раскрыть суть этого фильма и этой истории… Истории о том, как один человек поверил в свободу и заставил сделать это целый народ. Истории о том, как Уильям Уоллес сотворил невозможное – подарил свободу людям, которые не имели ее на протяжении множества лет.

В эпоху, когда все погрязло в невежестве, лицемерии, трусости, подлости, этот фильм как свежий глоток воздуха во время пожара. Пусть эта история произошла давным давно, пусть время стерло ее из страниц жизни, но бумага хранит все, как хранит и человеческая память. Имена воистину Великих людей жили, живут и будут жить, потому что своим примером они доказывают, что в мире есть место любви, чести, достоинству, уважению ко всему, что нас окружает.

Эта история вселяет в  меня надежду, что есть еще место добродетелям в этом мире. Пусть Уильям Уоллес жил в далекие времена, но сущность человеческая с тех пор не приобрела других фирм. Самое плохое творение Бога останется им навсегда. В человеческом мире все время будет место порокам. Воспитывать в себе высокий дух гораздо труднее, чем продаться обители зла и  потерять свое лицо в целях материального обогащения. И потому, я верю, что не оскудела земля на людей свободных, высоконравственных, ставящих интересы своего народа и своей земли выше всего плохого и разлагающего ум и дух на жалкие кусочки гноя.

Человек желающий обрести свободу сделает это, даже если вокруг тираны и властители, желающие поработить разум и волю всех людей. Сделает, потому что внутри нас есть кое что, что может уцелеть даже под напором кровожадных убийц. Речь идет о человеческом духе… Духе, который не смогли сломать англичане в храбром сыне Шотландии. Да, его руки, ноги был в кандалах, но дух его не потерял свободу. Он жил в нем до последнего вздоха, а после смерти переселился в души его сестер и братьев, продолживших биться за светлое будущее своего народа.

Давайте брать пример с великих, ибо только равняясь на них, можно дорасти до счастья. Давайте сохранять свободу внутри и давайте любить свою Родину, как любил ее Уильям Уоллес – величайший из шотландцев.

Вышла в свет книга «Черкесский вопрос: история, проблемы и пути решения».

01112012918

В последние годы в прессе, телевидении, обществе все чаще стал муссироваться «черкесский вопрос». Народная трагедия адыгов стала инструментом в руках сторонних людей, пытающихся раскачать обстановку в черкесском мире в преддверии сочинских игр 2014 года. Проблема безусловно есть, отрицать этого нельзя. Да и отрицать очевидное не надо.

С целью разъяснения сути «черкесского вопроса» для непросвещенных слоев населения Координационный совет адыгских общественных объединений КБР выпустил книгу под названием  «Черкесский вопрос: история, проблемы и пути решения». В книге приводятся статьи авторитетных историков, касательно рассматриваемого вопроса, исторические документы. Если есть желание приобрести данную книгу, обращаться по телефону: 8-962-652-10-56 (Кабардов Астемир). Стоимость - 100 руб.